Маяк острова Вешняк (Трехостровский)

Примерно в дюжине километров к Югу от мыса Орлова Толстого по Терскому берегу лежит группа из трех островов - Вешняк, Кувшин и Бакалда. Издревле, весь квадрат в который входит эта троица, включая как район побережья, так и окраинные воды именовали просто - "Три острова".

Самый крупный из них - Вешняк, он имеет размеры 1200 х 500 метров, северные его берега суживаются, ведя к остроконечному обрывистому мысу из красного гранита.

Другое, куда более характеризующее эти воды название - "Кладбище кораблей". Этот участок горла Гандвика славится непредсказуемо переменчивыми ветрами и мороком. Со слов местных поморов (и на моем личном опыте), туман бывает настолько непроницаемый и вязкий, что хоть топором руби. Впрочем, по сравнению с мощью приливно-отливных течений, это ничто.

Сия группа островов лежит аккурат на перекрестье морского пути, оттого мореплаватели принялись ограждать ее на самой заре мореходства в этих водах. Как и на подходах к Мезенскому заливу, на островах и берегах складывали гурии и кресты (подробно об этом написано в обозрении маяка Абрамова мыса). Первый же фундаментальный маяк (несветящая башня) был устроен на Вешняке на исходе XIX века. Стройка велась на финансы Архангельского порта. Это была деревянная конструкция из столбов, обшитых досками, с треугольным навершием.

За поддержание сооружения в порядке отвечали попервости служители таможенной заставы, что располагалась на этому же острове. Их основная деятельность заключалась в досмотре судов, следующих в Белое море из Мурмана. Жилось им не легко, застава испытывала хронические затруднения в вопросах снабжения провизией и дровами, а посему была распущена в 1826 году. За отсутствием профилактических ремонтных работ, к 1850 году башня окончательно обветшала и сложилась по натиском ветров.

После неприятнейшего события в виде гибели меж Вешняком и близлежащим селением Поной (ныне практически необитаемым) транспорта "Гапсаль" в 1860 году, командир Архангельского порта издал приказ выстроить на острове новую башню на месте утраченной. Проект было велено исполнить схожий, но сложить чуть повыше. Так в 1864 году на Вешняке вновь появился несветящий маяк. Одновременно с тем, на северо-восточной и юго-восточной оконечностях острова сложили по навигационному знаку (столбы в деревянных срубах, обложенные камнями у основания), кои образовали с башней створы.

В лоции тех лет маяк описывался, как усеченная белая пирамида с красной крышей высотою в 12 метров. Его створ с северным знаком показывал направление на северо-восточную оконечность Орловской мели, с южным знаком - на южную оконечность Горяиновской мели. Таким образом, створы не только обеспечивали безопасность прохода близ Трехостровья, но и верно служили для сверки магнитных компасов.

Существенным недостатком навигационных ограждений на Вешняке была их слабая приметность. Мореходы жаловались, что как знаки, так и саму башню удается разглядеть лишь раз в три недели, ходатайствовали чтобы их окрасили в более броские цвета. К сожалению, это представлялось малопрактичным, т.к. краски, которые применяли в XIX веке быстро тускнели в условиях сурового северного климата.

Значимость качества маячных сооружений на Белом море (в особенности в его горловине) сильно возросла с началом Первой Мировой войны, когда турки и немцы блокировали выходы России в Атлантику из Балтийского и Черного морей. Северный театр стал единственным коридором на Запад для сношений с союзниками.

Так в 1914 году на Вешняке наконец установили осветительное оборудование - ацетиленовый аппарат. Огонь был проблесковым с дальностью в 7,5 мили. Это способствовало снижению рисков прохода судов близ Трех Островов в ночное время суток.

На закате Империи, как и в первые годы Советской власти, мимо этих трех пологих островов, покрытых тундровым ковром, проследовало в арктические широты не мало известных экспедиций: "Святой Фока" по командованием Г.Я.Седова (к Северному полюсу); "Пахтусов" (путь к устьям Оби и Енисея); ледоколы "Таймыр" и "Вайгач" (первый сквозной проход Северным морским путем с одной зимовкой); легендарный "Красин".

Капитальная реконструкция маяка была проведена в 1926 году. Внешние характеристики сохранились, и в таком виде конструкция выстояла ВОВ, и прослужила вплоть до 1950-х годов, когда взамен ей была возведена новая башня - окрашенное в белые и красные горизонтальные полосы восьмигранное ажурное сооружение из стальных решетчатых каркасов со сплошной деревянной обшивкой высотою 25 метров (на иллюстрациях).

В период Второй Мировой войны, как и большая часть СНО в Воронке и Горле Белого моря, башня на острове работала в манипуляторном режиме, обеспечивала подход союзных конвоев. Известен героический случай, когда шторм оборвал линию с берегом, и Старшина 2-й статьи Скакунов оперативно сколотил худой плот и предпринял попытку переправиться на нем через салму в 800 метров, пропуская новый кабель. В итоге его смыло на значительном расстоянии от суши, но он смог добраться вплавь, и успешно восстановил канал связи. Всю войну точка наблюдения на Вешняке работала безотказно.

Ближе к концу века, маяк стала питать изотопная энергетическая установка, а в нулевые годы ее утилизировали. Сейчас на башне установлены солнечные батареи и последовательная связка сменных аккумуляторов. Остров необитаем.

Представленные в описании фотографии отсняты в 2014 году.

Topic: Маяк Вешняк (Трехостровной)