Соловецкий маяк

Остров Большой Соловецкий - крупнейший на Белом море, он входит в одноименный архипелаг, лежащий на входе в Онежский залив и знаменит монастырским ансамблем. Появление церковного прихода на этих островах в 30-40 годы XV века дало мощный толчок потоку переселенцев на беломорские берега, что напрямую способствовало развитию интенсивного мореплавания на русском севере.

Монашеская жизнь на Соловках берет начало с Ладожских вод, т.к. обитель была основана пришлым иноком Савватием с острова Валаам. За четыре столетия прошедших с 1429 года, Соловецкий монастырь трансформировался из уединенного скита в крупнейший религиозный и значимый хозяйственный центр Архангельской губернии. По сути он превратился в полноценную крепость, надежно защищавшую Поморье от вражеских набегов чухни, три кронор и норвежцев.

Обитель поддерживала тесные сношения со всеми беломорскими портами, экспортируя на большую землю соль, лес, воск, рыбу, кожу, меха, и закупая хлеб, сахар, ткани, промышленные товары, стекло. С течением лет на Соловки развилось устойчивое паломничество, уже в начале XIX века в летний сезон острова посещало до 50 тысяч богомольцев. Подобный "религиозный туризм" требовал развития судоходных путей. В результате, к 1850-м годам монастырь владел уже двумя пароходами "Вера" и "Надежда". Соловецкие верфи спускали на воду все новые и новые малые суда, а в защищенной от ветров гавани Большого Соловецкого острова устроили современную пристань.

Ограждение навигационных опасностей осуществлялось путем установки в судоходный сезон вех и баканов, однако пассажиропоток все рос, а к 1860-м на остров стали регулярно заходить крупные пароходы из Архангельска и Онеги, что потребовало совершенствования навигационных ограждений и устройства светового маяка, в целях обеспечения возможностей к ночному ходу судов.

Так звучало обращение судовладельцев в Гидрографическую часть Архангельска с просьбой обезопасить подходы к Соловкам, составленное в 1859 году:

"В районе Соловецких островов судоходство очень развито, опасностей много, а определить себя моряку ночью до сих пор нечем и из-за сильных течений многие терпят бедствие".

Так, в августе 1860 года в адрес Гидрографического департамента был отправлен доклад от лица помощника начальника Гидрографической части Архангельска штабс-капитана Корпуса флотских штурманов Зурабина:

"При объезде моем ныне по Белому морю для назначения мест новых маяков и осмотру существующих в Соловецком монастыре архимандрит (отец Порфирий) выразил, что он готов к тому, чтобы на вновь строящейся на Секирной горе церкви под крестом устроить маяк. Местоположение это весьма возвышенно и тут ходит много судов как в самый монастырь, так и мимо в поморские, где мореплавание наиболее развито... Маяк тут был бы весьма полезен для русского мореплавания... Часть расходов... монастырь готов взять на себя" - РГА ВМФ, ф.402, оп.2, д.1101

Инициатива Зарубина нашла поддержку в лице командующего Архангельским портом контр-адмирала Истомина К.И., в своей рецензии от отметил, что маяк на Соловецких островах следует отнести к числу "наинужнейших", особенно беря во внимание ожидаемый рост числа заходов иностранных судов в порт Кеми за лесом, а также увеличение темпов зверобойного промысла поморов в направлениях Новой Земли и Шпицбергена.

В рекомендациях по дальнейшим действиям, Гидрографический департамент уделил особое внимание необходимости тщательно исследовать местность, чтобы при установке осветительного аппарата выбрать наиболее "полезный угол освещения".

Так, в 1861 году Зарубин совершил отчетную поездку на Соловецкие острова, и докладывал в Гидрографический департамент следующее:

"Местность крутая, возвышенная, для маяка весьма удобная - огонь не закрывается. Здесь ходит много судов, особенно в осеннее, опасное для плавания время. Возвращаясь из Норвегии или Архангельска, неоднократно на этих берегах разбивались, груз терялся, а страхового общества нет. Огонь будет освещать большую часть моря кругом: все Кемские шхеры... подход к городу Кемь, где планируется устроить лесопильный завод; подход к большой деревне Шуя, которая имеет много судов. Здесь довольно развито каботажное мореплавание вплоть до самой поздней осени. Маяк поддерживает мореходство. Нередко сюда заходят и военные суда. Освещение удобно сделать прежней системы с рефлекторами и не кругом, а без береговой стороны - от NO 58` через NWS до SO 20`. Нужно особый фонарь изготовить, чтобы было удобно и чтобы не испортил вид церкви. Осветительный аппарат можно подвесить не трогая колонн колокольни, в нынешних окнах поставить лампы с рефлекторами, в каждом окне по две... Настоятель Соловецкого монастыря архимандрит Порфирий согласился содержать освещение казенными материалами. Нужен только один специалист для обслуживания за счет казны".

Маячный фонарь был установлен на церковь в мае 1862 года, с 1го августа того же года началась его пробная эксплуатация.

Извещение о начале его эксплуатации было опубликовано Гидрографическим департаментом в газете "Санкт-Петербургские ведомости" за 4 августа:

"Гидрографический департамент имеет честь сделать известным по Морскому ведомству, что в Белом море, при входе в Онежский залив, на Соловецком острове... в верхней части церкви на Секирной горе, для освещения NW-ой части горизонта, установлен маячный фонарь с тремя аргандовыми лампами при рефлекторах. Огонь в этом фонаре в навигацию настоящую 1862 года назначено для опыта зажигать с 1/13 августа по 16/28 ноября... Гора находится на северо-западной стороне Большого Соловецкого острова. Церковь на самой вершине горы, огонь сверх купола и колокольни под крестов в осьмиугольнике, столб коего деревянный. Огонь постоянный, обыкновенный. Ныне огонь горит в трех окнах из восьми. Освещает пространство от NO 1/2` чрез W до SW 71 1/2`. В будущем будет в шести окнах шестью лампами. Церковь каменная некрашенная, столбы осьмиугольные деревянные. Высота огня от уровня моря 410 футов, а от основания 90 футов".

Согласно первоначальному плану, за обслуживанием маяка должны были быть заняты монахи, под руководством назначенного Гидрографической частью Архангельска смотрителя. Однако архимандрит Порфирий неожиданно изменил свою волю о выделении людей, объяснив сей разворот тем, что более не видит для себя никакой пользы от маяка, кроме лишних хлопот и трат, да и "способных к такому делу людей" у него нет в приходе. 

Истина закралась в том, что настоятель монастыря всерьез задумался об опасениях того, что "деяния и образ жизни маячников, не соответствующие жизни отшельников, будут нарушать спокойствие братии".

Командиру Архангельского порта и начальнику Гидрографического департамента пришлось приложить много сил к уговорам и убеждениям, чтобы в итоге сойтись на тех условиях, что Гидрографическая часть Архангельска назначит на маяк смотрителя и одного рядового матроса, а обитель со своей стороны выделит обслуживать маяк двух послушников или одного наемного работника с окладом в 10 рублей в месяц.

Спустя 26 лет, в 1888 году фонарь перестроили. Деревянные простенки были заменены железными стойками, установили новые зеркальные стекла, а также была устроена галерея снаружи вокруг фонаря. Число ламп в аппарате увеличили с трех до одиннадцати, разместив их в два яруса.

Еще спустя 9 лет, в 1897 году монастырь наконец-то согласился принять маяк на полное обслуживание. За работу послушника-смотрителя и двух рабочих Дирекция маяков Белого моря обязалась выплачивать обители 350 рублей ежегодно, что было хорошей сделкой, ведь на других беломорских маяках содержание команды обходилось от 600 до 800 рублей в год.

Диоптрический аппарат 3-го разряда появился на маяка в 1904, что позволило значимо увеличить дальность видимости огня.

С приходом на север советской власти, монастырь был закрыт, и маяк перешел на обслуживание Убекосевер. Вскоре на островах образовали СЛОН, и к обслуживанию башни стали широко привлекать каторжников, объект перешел под управление Севлагерей ГПУ.

В годы Второй Мировой войны острова приняли роль военного порта, и обслуживанием маяка занялись военнообязанные моряки, на Секирной горе разместили манипуляторный пост.

С началом мирного времени маяк был капитально отреставрирован и в 1960-ые годы переведен на электропитание, а с распадом СССР и возрождением монастырской жизни на Соловках, он вновь перешел под присмотр братии, относясь к Соловецкой группе СНО (средств навигационного оборудования). 

Маяк работает автоматически, освещает белым проблеском сектор от 171` до 48`, обеспечивая дальность видимости луча до 10 миль. 

Это самый высокий маяк на Беломорье, высота огня составляет 27 метров от основания, и 98 метров от уровня моря.

Topic: Соловецкий маяк