Знаки Морского канала Кронштадта

Спустя столетие с момента основания в 1703 году Санкт-Петербург стал крупнейшим портовым городом на Финском заливе. На стрелке Васильевского острова было устроено здание биржи, а по левому берегу Малой Невы имелись каменные склады и таможенная управа. Близ Александро-Невской лавры, по левобережной стороне Невы встали в ряд хлебные амбары. В порт заходили суда как со стороны моря, так и из Ладожского озера. Постепенно, с развитием парового флота, что вело к увеличению осадки кораблей, новые морские суда уже не могли более следовать через бары рукавов Невы. Грузы приходилось перегружать в гаванях Кронштадта. Этот промежуточный этап оказывал существенное влияние на стоимость перевозок и сроки поставок товаров.

Таким образом, к середине ХVIII века Кронштадтский рейд превратился в место массового скопления купеческих и военных судов, не имея при этом современных навигационных ограждений опасностей за исключением отличительный огней в фонарях, что начали выставлять еще во время руководства Дирекцией маяков Балтийского моря Л.В.Спафарьевым.

В 1856 году капитаном Корпуса флотских штурманов Рычковым был представлен подробный доклад в адрес Гидрографического департамента, в котором он освещал вопрос навигационного ограждения Лондонской и Толбухинской банок, расценивая его как неудовлетворительное. Он отмечал особую опасность мореходства в квадрате в ночное время, когда судно может легко наскочить на вбитые в давние времена сваи, что никак не обозначены в лоции. Рычков резюмировал необходимость наискорейшей установки на Николаевской батареи острова Кроншлот двух створных знаков для обеспечения безопасного входа на рейд.

Для практического рассмотрения выдвинутой Рыжковым идеи, по указанию вице-адмирала М.Ф.Рейнеке (на тот момент занимавшего должность начальника Гидрографического департамента), была создана комиссия под руководством помощника инспектора Корпуса флотских штурманов Балтийского моря. По результатом ее работы, установка створных огней на Кронштадтском морском канале была признана полезной. Однако, план установки обоих маяков на Кроншлоте отвергли ввиду совсем незначительного (160 метров) расстояния между двумя планируемыми створами, вместо этого задний маяк был рекомендован к установке на восточном углу военной гавани. Огонь же на западной стороне Кроншлота (передний створ) предложено было сделать угловым, дабы осветить зону между Лондонской и Толбухинской банками.

Мнение комиссии было поддержано общим собранием Кронштадта, отметившим, что по причине плохого ограждения фарватера в ночное время "в прошлом лете на рейде повредилось до 30 судов".

За разработку проекта створа отвечала Дирекция маяков Балтийского моря. На его рассмотрении в Гидрографическом департаменте было заключено, что, по причине постоянного скопления на малом рейде большого числа коммерческих судов, огни невысоких створных башен будут заслоняться их рангоутом. Во избежание чего следует Верхний (задний) маяк строить железным или каменным высотой не менее 40 метров, несмотря на значимые денежные средства, что потребуется выделить на его устройство.

Утвержденный Гидрографическим департаментом проект лег на стол генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича (управляющего Морским министерством) и был отвергнут по причине отсутствия денег в казне для устройства каменных или железных башне (Россия вела Крымскую войну, и финансирование Морского министерства в тот период было весьма скудным). По его приказу оба маяка следовала поставить на углах Николаевской батареи Кроншлота. Начальником стройки назначили полковника Корпуса флотских штурманов помощника директора маяков Балтийского моря Кислаковского, а главным строителем - инженер-капитана Эйлера.

Все работы были проведены в период с 22 августа по конец сентября 1857го. 8го октября Кислаковский провел осмотр створных знаков с клиппера "Разбойник" и нашел реализацию проекта вполне удовлетворительной.

Извещение об устройстве на Кроншлоте маяков было опубликовано в очередном выпуске "Петербургских ведомостей" под конец года. Гидрографический департамент информировал общественность, что:

"...для безопасного плавания судов в ночное время по Кронштадтским рейдам устроены ныне на Николаевской батарее два деревянных маяка, которые освещены 10 октября - Верхний имеет постоянный белый огонь, открывается за 9 итальянских миль от Кроншлота и освещает к западу пространство в угле 10` между румбами NW 68` и NW 78`. К востоку огонь этот открыт на 180` от N через O и S. Нижний имеет постоянный красный огонь и имеет одну Аргандову масляную лампу, виден к западу на 8 итальянских миль.

Створ этих маяков проходит по середине фарватера на NW и SO 73`.... Красный огонь служит только для указания створа и не имеет резких пределов угла своего освещения, бывает виден и на самых отмелях по рейду..."

Увы, первое поколение Кронштадтских створ простояло не долго. Их освещение было весьма слабым, а высота незначительна. Оттого, как и резюмировал на этапе обсуждения проекта Гидрографический департамент, свет часто заслонялся находящимися поблизости судами.

В 1861 году возвысили и укрепили Верхний маяк, поставив 13-метровую четырехгранную башню, а в его фонаре установили преломляющий осветительный аппарат 6-го разряда с угловым освещением в 7`42`. Годом позже начали перестраивать и Нижний. На месте прежней деревянной башни устроили чугунную круглой формы на каменном основании, в фонарное сооружение которой был помещен преломляющий осветительный аппарат 4-го разряда с рефлектором. Высота огня составляла 5 метров от основания башни/ 7,5 м от уровня моря. Маяк по прежнему светил красным постоянным огнем. Железную башню окрасили с западной стороны в белый цвет, а с восточной в темный оттенок коричневого. К маяку был пристроен небольшой железный домик для служителя. Работы по переделке створа были закончены к 12 мая 1865 года. Тем временем вышел императорский указ от 13 июня 1864 года, по которому светящие маяки Кроншлота были переименованы в Кронштадтские.

Проделанные работы оказали незначительный положительный эффект, освещение створа по прежнему не удовлетворяло нужды мореплавателей. Огни стали не намного выше прежнего, дальность видимости их огней была ограничена. Вдобавок ко всему, довольно скоро башня Верхнего маяка начала разрушаться, т.к. была сложена наспех из сырой древесины.

Ниже я привожу выдержку из доклада Главного гидрографического управления в Морское министерство от 23 апреля 1886 года о мерах, требуемых к принятию для улучшения навигационного ограждения Кронштадтского рейда:

"1. Вместо существующей ветхой деревянной башни в 55 футов высотой Верхнего Николаевского маяка поставить разборную металлическую башню в 55 футов с френелевским аппаратом 3-го разряда... Тогда он будет виден за Толбухинским и Лондонским маяками и южная граница его отобьет Лондонскую мель, а восточная облегчит вход судам, идущим на Петербургский рейд из Кронштадта.

2. Вместо существующей чугунной башни Нижнего в 25 футов поставить чугунную разборную башню в 55 футов с осветительным аппаратом -го разряда. На это потребуется 250 тысяч рублей."

Ответ управляющего Морским министерством звучал так:

"Нахожу затрату громадную и не соответствующую пользе по сравнению с нуждами в маяках в других морях. Желательно что-нибудь придумать, чтобы сократить расходы. Может быть светящие баканы, расположенные на рейде, обойдутся дешевле".

Тем не менее, был объявлен тендер, но на значимо меньшую сумму. Желающих не нашлось и работы были отложены на неопределенный срок.

Между тем, в 1885 году было завершено строительство глубоководного фарватера между Котлиным и Санкт-Петербургом. Глубина был доведена до 6,7 м. Это событие означало серьезный рост судозаходов в порты российской столицы, что в свою очередь потребовало немедленного качественного улучшения существующих СНО. Опять же, с увеличением допустимой осадки, по рейду начали курсировать более массивные суда, своими корпусами закрывающие по прежнему невысокий створ.

Главное гидрографическое управление представило новый доклад в Морское министерство с предложением о совершенствовании створных маяков Кронштадтского канала.

"Деревянные башни перекашиваются, что случилось с Задним, который давно уже покренился и искажает створ... Считаем, что постройка металлических чугунных башен гораздо предпочтительнее как по их прочности и ничтожным расходам, так и по удобству разборки в случае ненадобности". - РГА ВМФ, ф.404, оп.3, д.89.

Морское министерство наконец согласилось выделить денежные средства, но внесло приказное условие, что заказы на изготовление башен должны быть размещены на русских заводах, а не как прежде за границей. 

Задача создания таких башен была прецедентом для российской промышленности. Главный гидрографический департамент с большим трудом нашел подрядчиков. Согласие на выполнение работ дали два завода: К.Вилькинса и Сан-Гали. Выбран был последний, т.к. его предложение оказалось дешевле, и сам проект виделся более надежным.

11 июля 1889 года проект Сан-Гали был одобрен Морским техническим комитетом и визирован управляющим Морским министерством. Полная смета работ по устройству обоих башен (включая их отделку, сборку и установку) составила 58 тысяч рублей. В те годы средняя стоимость устройства одного металлического маяка в России составляла 60 000 руб. Таким образом, за счет импортозамещения затраты сократились вдвое.

Каждый маяк по проекту состоял из трех разных частей:

  • фундаментальные кольца с креплениями;
  • башня с лестницей, обходной галереей и комнатой дежурного;
  • фонарь.

Заказ на осветительные аппарат был отдан парижской фирме "Barbier, Benard, et Turenne".

Работы по монтажу башен на Кроншлоте начались в 1890 году (7 августа - Верхний, 11 сентября - Нижний). Строительство завершилось к апрелю 1891, когда мастера Дирекции маяков Балтийского моря приступили к установке и настройке осветительных аппаратов. В июле того же года инженер-капитан Комаров (ответственный строитель) доложил о завершении работ в Главное гидрографическое управление. Временные канделябры, обозначающие створ на протяжении последнего года были демонтированы.

15 июля Главное гидрографическое управление опубликовало извещение в Лоцманских заметках о том, что:

"... на Восточном Кронштадтском рейде, Николаевские маяки, по установке на них преломляющих аппаратов: Верхнего - третьего разряда, а Нижнего - первого разряда, 11 сего июля начали освещение и того же числа прекращено на них временное освещение. Створная линия этих огней, их углы освещения и цвета остались без изменений, высота же Верхнего огня 89,5 фута, а Нижнего 52,5 фута от ординара".

19 июля того же года вышло дополнительное извещение:

"... в Финском заливе, в Кронштадте, углы освещения Николаевских створных маяков распределены следующим образом: линия створа белого постоянного огня Верхнего маяка и красного постоянного огня Нижнего направлена по румбу NW-SO 73`, т.е. в середину между входными бочками на фарватере Большого рейда. Угол белого огня Верхнего маяка освещает безопасное пространство в 3`51` с каждой стороны створной линии огней, остальное же пространство горизонта Верхний маяк освещает красным постоянным огнем. Яркий луч постоянного красного огня Нижнего маяка направлен по створу маяков, ослабляясь в силе до полного исчезновения уже за пределами угла белого огня Верхнего маяка... Башни обоих маяков металлические круглые с расширениями книзу, с балконами у фонарей... Башня Нижнего маяка окрашена в белый цвет, а крыша фонаря - в зеленый; башня Верхнего маяка окрашена в красный цвет, а крыша фонаря - в черный цвет".

Проведенные работы безусловно значимо улучшили ситуацию с навигационным ограждением Кронштадтского морского канала, но фактор чрезвычайной близости башен к друг-другу, о котором было известно еще до начала строительства первых деревянных маяков на Кроншлоте, оказывал негативное влияние на работу створа. Морские суда становились все маневренные, общепринятые требования в навигационным ограждениям выше. В итоге, уже в 1910-х годах было принято решение о разведении створных башен друг от друга с целью увеличить точность створа, путем строительства нового Верхнего маяка на мелкой акватории у восточного угла Военной гавани, и переложения функций прежнего Верхнего створного маяка на Нижний, в свою очередь старый Верхний маяк предполагалось погасить и более не использовать. Так, прежде именовавшийся "Нижним Николаевским" маяк стал носить название "Передний Кронштадтский", а новая башня на углу военной гавани - "Задний Кронштадтский".

Задний створный маяк Кронштадтского морского канала был построен в октябре 1915 года. Проект был выполнен датской фирмой "Товарищество Христиани и Нельсон", годом ранее исполнившей створные башни Морского канала Петербурга. От момента согласования до окончания работ по постройке прошло всего четыре месяца. Расстояние между ним и передним составило 2,4 километра. Новый знак был построен в виде железобетонной 53-метровой восьмигранной башни, его окрасили в серый цвет. 

Передний маяк стал светить постоянными красным и белым затмевающими огнями, дальность их видимости составляла 15 и 7 миль соответственно. Задний маяк - красным постоянным огнем, видимостью в 15 миль.

В 2009 году был введен в эксплуатацию комплекс защитных сооружений Санкт-Петербурга, открылось движение через судопропускное сооружение С-1 южной части дамбы, что привело к изменению фарватера, для чего были построены новые створные знаки Средней гавани. Задний Кронштадтский створный маяк переименовали в светящий знак Ломоносовского канала, он продолжил светить узким лучом с сектором в 5`, обеспечивая движение по Ломоносовскому каналу, используя для этого дополнительный огонь устроенный на башне в 1952 году. Передний Кронштадтский маяк был погашен, и выведен из эксплуатации. 

Исторический Верхний створ по прежнему сохранен, и благодаря своей необычной конструкции привлекает внимание немногочисленных туристов, посещающих акваторию Кронштадта. 

Topic: Ломоносовский рейд