Маяк Кильдинский-Северный

Остров Кильдин лежит в 11 милях к востоку от устья Кольского залива. Этот огромный остров (9 х 1,5-3,5 мили) являет собою наиболее приметное в навигационном плане место по всему Мурманскому берегу. Утесистые юго-западные берега, очерченные красными глинистыми осыпями по праву заслуживают признания, как выдающиеся природные ландшафты русского севера. На северной оконечности острова легко читается утес Лихой - отвесный обрыв высотою в 180 метров над уровнем моря, от него к востоку тянется высокий береговой кряж, постепенно понижаясь к осыхающему рифу.

Кильдин был известен русским промышленникам уже в XI веке, нанесен он и на карту голландского мореплавателя Виллема Баренца, в чью честь названо это море. В 1594 году на острове располагался перевалочный пункт его экспедиции по определению северного морского пути в Китай и Индию.

На старинных рисунках и станковых гравюрах хорошо видно оживленный рейд у южного берега Кильдина, очевидно, что еще в XVI-XVII веках сюда начали заходить не только поморские, но и иностранные суда.

"а для торгу корабли датского короля у острова того ставятся" - Визе В.Ю. Моря советской Арктики. Л.: Главсерморпути, 1939.

Большой объем практической информации по условиям плавания вдоль Мурманского берега, и в числе прочего - острова Кильдин, был собран эскадрой контр-адмирала Хметевского, однако эти путевые записи не были оформлены в труд и изданы, они остались лишь в виде рукописных заметок, и передавались из рук в руки, подобно поморским лоциям (подробнее о них в очерке про Абрамовский маяк).

Первые адресные работы по исследованию острова были выполнены в июле 1822 года экспедицией Ф.П.Литке на бриге "Новая Земля". Было составлено описание острова и уточнены его физико-географические характеристики, Кильдин более точно обрисовали на карте Мурмана. Основываясь на данных этого изыскания и результатам собственных исследований местности, М.Ф.Рейнеке опубликовал в 1843 году первую лоцию данного района, представленную в труде под названием "Гидрографическое описание северного берега России. Часть II. Лапландский берег".

В книге Рейнеке нет никаких замечаний касаемо наличия на острове рукотворных навигационных знаков, отчего следует считать, что основными ориентирами для плавания близ его берегов вплоть до середины XIX являлись исключительно выраженные природные ландшафты. Несмотря на близость к основным центрам рыбного промысла и наличие удобных бухт, на Кильдине никогда не было рыбацкого стана. Лишь в начале ХХ века на острове поселился один норвежец со своим семейством, что стал промышлять скотоводством.

Слабое экономическое развитие Мурмана обуславливает тот факт, что до 1890-х годов все северное побережье Кольского полуострова не имело в принципе каких-либо специально устроенных навигационных знаков и тем-более световых башен.

Российское государства обозначило участие в развитии этого края только в 1860-х годах, видя как некоторые финляндские семьи вследствие голода переселились в устья рек Земляной и Уры, где предпринимали попытки к устройству своей жизни за счет рыбного промысла и разведения скота. Вслед за их успешным опытом, на Мурман потянулось много норвежцев и той же чухни, что и привлекло внимание правительства. Была создана комиссия для "изыскания мер к экономическому развитию Северного края", в рамках ее работы были вынесены рекомендации по учреждению  на Мурмане коммерческого порта.

В 1870 году благодаря деятельной личности архангельского губернатора Н.А.Качалова, было основано Общество беломорско-мурманского срочного пароходства, и к 1875 году заработала транспортная линия Архангельск - Вырдэ (Рыбачий п-ов), по которому запустили движение четырех пароходов. Это дало мощный толчок развитию благоустройства Мурмана. Постепенно наладилось и стало показывать высокие темпы товарное сообщение на линии. Господин Качалов лично совершал ежегодные инспекции Мурманского транспортного коридора.

В 1894 году уже известная нам комиссия подняла вопрос о строительстве железной дороги на Мурман. Министерство финансов положительно рассмотрело этот проект, указав следующее в своей резолюции:

"значение Мурмана заключается в его прекрасных природных гаванях, которые лежат у открытого океана и всю зиму не замерзают. Берега Мурмана приглубы, мелей и рифов нет; благодаря теплому экваториальному течению, климат Мурманского побережья сравнительно мягок; на всем протяжении от Йокангских островов до границы Норвегии берег зимою чист от льда, и поморы в течении всей зимы ходят на своих ёлах в Норвегию... При сочетании таких благоприятных условий и при близости Мурманского берега к Западной Европе, нельзя не дорожить теми исключительными выгодами, которые они представляют для удовлетворения потребностей нашего мореходства... Мурманская железная дорога, облегчая во многом условия постоянной жизни на Мурмане, представит собою наилучшее средство для поднятия рыбного и звериного промыслов в Ледовитом океана и для доставления нашим поморам возможности соперничать в этом отношении с норвежцами... Развитие рыболовства и мореходства в открытом океане прямо отвечает интересам государства...". - Сиденсер А. Описание Мурманского побережья. СПБ.: ГГУ, 1909.

Правительственные усилия по развитию судоходства на Севере требовали принятия дейстсвенных мер по ограждению опасностей, и в 1890-х годах на о.Кильдин появились первые навигационные знаки. Был огражден мыс Могильный, и вход в Кильдинский пролив, что отделяет остров от берега материка. В 1909 году на южной оконечности Могильного мыса устроили первый на острове световой маяк (малый маячный огонь). Это была белая восьмигранная железная башня на четырехугольном фундаменте с ацетиленовым осветительным аппаратом в фонарном сооружении, что работал автоматически.

На северном же берегу острова маяк был возведен уже после Первой Мировой войны и революционных процессов, в 1931 году. Деревянная конструкция изначально планировалась как временная, и подлежала перестройке в каменную башню в конце 30-х, но Вторая Мировая война отложила эти планы вплоть до 1953 года, когда и появился современный маяк, что вы видите на фотоснимке. Круглая железобетонная башня в 19 метров, окрашенная белыми и красными горизонтальными полосами, с фонарным сооружением и электрическим вращающимся аппаратом ЭМВ-930.

В 1997 году светооптическая аппаратура была заменена на АСА-500М, маяк перешел на питание от РИТЭГа типа ИЭУ-1 и переведен на автоматические режим работы. Согласно лоции, он должен светить белым частопроблесковым огнем. 

В настоящее время питание маяка осуществляется от аккумуляторных батарей.

Topic: Маяк Кильдин Северный