Абрамовский маяк

Студеное море было обжито уже в третьем тысячелетии до н. э. Древние племена мигрировали сюда водными путями с берегов Оки и Волги, и основали первые рыбачьи поселениях, заселив акваторию вплоть до Каниной Земли.

В современную эпоху (IX-X века), компанию им составили в первую очередь новгородцы, они бежали на север от непомерных налогов, голода и тяжести быта. Поднявшись по Печоре и Северной Двине, они покорили "заволоцкую чудь" и положи конец террору викингов. Они освоили морское дело, научились строить суда, тем самым став полноценными властителями Белого моря. В последующие века русские поморы уже активно путешествовали и промышляли в Ледовитом океана, посещали Грумант, Колу, Новую Землю, Печенгу.

На исходе XV века Поморье вошло в единое русское государство, а в устье Северной Двины был основан Холмогоры (1584г.), что положило начало морскому торгу с Англией и Голландией.

Вторым по величине товарооборота стало поселение Мезень, расположившееся в широком устье одноименной реки. На экспорт шли: лес, смолы, меха, воск, кожа, рыба, сало, меда, пшеница. В свою очередь, иностранные суда завозили соль, сахар, ткани, стекло, железные изделия. По воспоминаниям морехода Стефана Борро в середине XVI века в Мезенский залив одновременно заходило по двадцать судов. Отсюда же начинался путь в легендарную Магнезнию - первый русский заполярный город в Сибири, плавание в который запретили под страхом смертной казни уже в 1620 году. Государство опасалось аннексии земель Британской Короной. Мезень являлась и отправной точкой экспедиций на Шпицберген.

Несмотря на оживленность судоходства, никаких специальных рукотворных навигационных знаков до XX века здесь не было установлено, навигация шла на основе естественных природных ориентир, и одной из наиболее приметных был мыс Абрамов. Эта высокий, обрывистый утес, вечно опоясанный черными оползнями торфа венчался небольшой часовней, которая была вполне приметна с моря.

То тут то там по берегу встречались гурии, а с ними и рубленные поморами навигационные кресты. Гурии складывали из камней или костей морских тварей, а кресты рубили из вынесенного морем топляка. Отдельные кресты были украшены иконописной резьбой, и покрыты голубцами. Эти ритуальные сооружения отчасти помогали в позиционировании судна, а поперечная палка креста всегда указывала путь с севера на юг.

П.К.Пахтусов в полевом дневнике, что он вел во время экспедиции на Новую Землю (впоследствии опубликованным в вид статьи под названием "Экспедиция поручика Пахтусова к Новой Земле в 1832 и 1833 гг." в периодическом издании "Записки Гидрографическго департамента" за 1842г.) писал следующие наблюдения:

"Промышленники, не знающие употребления склонения компаса,принимают компасные румбы за истинные и потому ставимые ими кресты всегда направлены по компасному меридиану"

Места, где были установлены эти кресты/ гурии заносились в так называемые "мореходные книги" - своеобразные рукописные лоции-тетради, известные с конца XVI века. Они хранились в тайне от чужих глаз, бережно переписывались за ветхостью, и передавались от отца сыну, как наставления к безопасному промыслу из поколения в поколение.

В Морском сборнике Гидрографического департамента за март 1866 года приведен текст одной из таких уникальных рукописей под названием "Расписание мореходства". Так начинается введение в эту лоцию:

"Сие мореходное описание составлено вернейшим порядком, по которому мореплавытели находят, то есть узнают все опасные места и чрез то сберегают жизнь свою... Грядем во имя твое святое, Спаситель наш Иисус Христос, сын Божий, в путь. Благослови творение твое и помилуй; во дни наши, полунощи, а в случае нашим, от морских бурь или злых людей происходимых, бедствий и несчастий, пошли. Господи, своего светителя и скорого помощника Николая Чудотворца на избавление нас, грешных. Аминь".

Приведу еще один пример рукописной лоции XVIII века "Книга мореходная с означением мест сколько от одного до другого расстояния и приметы становищам", что рассматривает в труде "Выдающийся памятник поморского мореплавания XVIII столетия" (изд."Наука", Ленинград, 1980г), Ксения Петровна Гемп:

"В корабельное устье заходить: маяк навести на всток или мало свести с встока, должно смотреть флаг бакана; а когда маяк придет меж всток полуношник... прямо идти на маяк..."

В этой тетради, под словом "маяк" понимается крест или гурия.

Так выглядело мореходство в Мезенском заливе вплоть до ХХ века, когда в 1909 году Особая комиссия по вопросам постройки маяков и других предостерегательных знаков в Белом море и Северном Ледовитом океане признала необходимым возвести на мысе Абрамов маячный огонь. Их резолюция звучала так:

"... поскольку на пути в Мезенский залив есть быстрое течение и имеются банки. На эти банки надо бросить луч с маяка".

Работы по устройству маяка произвели в 1910 году, незамедлительно он начал действовать. Он представлял из себя небольшой дом, сложенный из дерева, на железной крыше коего была возведена деревянная башенка с остроконечным куполом. В лоции Белого моря за 1913 год отмечается, что здание это было настолько незначительным, что часовня, о которой я упоминал ранее, открывалась взору раньше, чем покажется сам маяк.

Изначально на башне был установлен совсем слабый временный диоптрический осветительный аппарат 6-го разряда, но вскоре его заменили на более сильный 4-го разряда с керосинокалильной горелкой.

Маяк был подвергнут капитальному ремонту в 1931 году, и большей частью сохранил свой внешний вид, а на закате СССР, его перевели на работу в автоматическом режиме от РИТЭГа. Известно, что при маяке также действовал радиомаяк.

В настоящее время Абрамовский маяк заброшен, и находится на грани утраты. Вследствие постепенного обрушения утеса в море, и эрозии почвы, башня сильно накренилась. В ближайшее время она определенно рухнет, вопрос в том, сложится маяк до того как жестокие осенние шторма его пожрут, или он рухнет с обрыва прямо в объятия стихии.

Фотоматериал, используемый в статье снят в 2014 году. Больше снимков смотрите в альбоме по этому маяку

Topic: Абрамовсксий маяк